Рюкайран: Начало

26 ноября 2014 года

— Ах, какая досада, — задумчиво произнесла золотистая драконочка, заматывая лапу длинным листом. — Ну кто бы мог подумать, что этот кустарник имеет такие длинные шипы!
За всё время она смогла облазить только часть леса, поднимающегося на обширное предгорье. Уже не голодала, хотя поначалу местная дичь была отвратной на вкус. Она даже переболела какой-то болячкой, из-за которой была настолько слаба, что крылья не поднимали её в воздух. Но всё обошлось. Всё, кроме главного.
— Где, наконец, какие-нибудь другие драконы?
Лэсси затянула свой зелёный бинт потуже и, зацепив его зубами, сделала завязку из травы. Трава по своим свойствам не уступала прочным нитям, так что вполне годилась. Зелёный налапник даже шёл к её мелкой золотистой чешуе. Наверняка, это уже перебор, и на ней слишком много ярких цветов, но Лэсси не могла перекрасить гриву из глянцево-синего в травяной зелёный. Вот если бы можно было смазать краской двойные белые рога… хотя нет, и это уже будет чересчур.
Из кустов донеслось подозрительное шуршание. Дракона стремительно навела на него оба уха. Звук был слишком знакомым — именно так в её первый день в этих горах шуршала гигантская плотоядная змея. Тот опыт дался весьма больно… Поэтому Лэсси мгновенно собралась с силами и оттолкнулась от земли. Хлопок, другой — и она уже медленно набирала высоту, стремясь отлететь от злополучного места подальше.
«Что же мне так не везёт…» — подумала дракона горестно, глядя сверху на кустарник и редкие деревца. В одиночестве ей было совсем тоскливо, некому было указать дорогу, взмахнуть хвостом в знак приветствия, не перед кем похвастаться новой расцветкой или потрещать охвостьем-погремушкой.
От нечего делать Лэсси взяла восточное направление и неторопливо полетела к дальнему лесу. По крайней мере, тот лес выглядел интереснее — здоровенные деревья, поднимавшиеся выше холмов на десятки метров, с голыми стволами и кучерявой кроной. Как будто много-много хвостов, поставленных торчком и украшенных кисточками… На таком дереве наверняка можно было сидеть даже дракону. Впрочем, Лэсси никогда особенно размерами не отличалась. Если на деревьях нет какой-нибудь неприятной живности, возможно, там даже можно будет свить гнездо?
Драконочка слегка повернула голову, отведя воздушный поток массивными рогами, и глянула на пальцы. Чего только не довелось в последнее время делать её маленьким, ладным пальчикам. Они вовсе не предназначены для тяжёлой работы! Ни логово выкапывать, ни по деревьям лазать. Не её это дело!
Не её… но чьё ещё?..
— Есть в этом мире ещё хоть один дракон?! — заревела Лэсси в отчаянии.
Эхо разнесло её крик на многие километры. Голос отразился от приближающейся стены гигантских деревьев, от гранитных глыб, лежащих в основании холмов. Ни одна летучая тварь в небе не откликнулась.
Но, когда Лэсси уже подумывала вернуться к своим унылым мыслям, над деревьями вдруг взвилось что-то ярко-рыжее. На перепончатых крыльях оно заскользило в её сторону.
— Кто вы? — спросила дракона у окружающего воздуха и прибавила темпа. Она не могла поверить своим глазам.
Из-за деревьев вылетела ещё одна рыжая фигура, того же биовида, и обе стали лететь навстречу горемычной золотой искорке. До них было ещё далеко, Лэсси не могла точно различить, драконы это или кто-то родственный, но они определённо заинтересовались её персоной и откликнулись на зов.
Вдруг произошло что-то странное. Возле деревьев появился ещё один летун, бледной окраски, он вломился в стаю рыжих и за секунду провалился куда-то вниз вместе с добычей в лапах. Лэсси испугалась. Она только сейчас заметила, что местных стало намного больше, чем первые два, летящие впереди. Теперь местных было больше десятка — а это уже не значило ничего хорошего!
Дракона стала искать, куда бы в спешном порядке приземлиться и есть ли где подходящие укрытия. Как бы сейчас пригодились те кусты с длиннющими шипами! Как назло, внизу вилась речка, а вокруг неё — только неудобные тонкие деревца и каменистая почва. То есть и не сядешь где угодно, и не укроешься, так как нечем.
Переведя взгляд вперёд, к гигантскому лесу, Лэсси опешила. Рыжие летуны бросились врассыпную. Двое передних перестали приближаться и кружили над тем местом, куда упал бледно-коричневый летун. Там-то заросли были пышными, и от внезапного охотника не осталось и следа.
«Что-то моё зрение затуманивается в последние дни, — с сожалением подумала Лэсси, решив проверить, не остался ли охотник под кустами. — Мне показалось, или это был дракон? А те рыжие? Я не вижу длинных хвостов. Мои глаза не врут мне?»
На всякий случай она подобрала площадку для посадки по ту сторону речки, а потом звонко крикнула. Летуны испугались и бросились обратно к деревьям.
— Ах! — возмутилась Лэсси, даже не зная, что по этому поводу думать.
Но к другим крылатым её тянуло с неумолимой силой. Поэтому она всё-таки приземлилась, пробралась к тому месту, где упал коричневый охотник и стала громко звать.
В кустах было сумрачно, никаких следов падения. Лэсси обошла ещё кипу зарослей и оказалась у самого подножия первого из гигантских деревьев.
— Вот это гигант! — восхитилась она, поставив лапу на ствол. И вдруг заметила на коре свежие следы от когтей. Задрала голову повыше… и в ужасе отпрянула назад.
Со ствола, с рыжей добычей в зубах, на неё смотрел пушистый дракон. Прищуренные жёлтые глаза были полны холодного гнева, тёмно-коричневая грива сердито растрепалась во все стороны. Дракон держался на стволе вверх хвостом, цепляясь и лапами, и крыльями — настоящий лесной житель, Лэсси бы так никогда не смогла.
— Кто ты? — осторожно спросила золотистая драконочка. — Ой, прости, у тебя челюсти заняты… Ну хоть гребнем махни…
Бледно-коричневый дракон растопырил боковые гребни и недобро прильнул к стволу. На его чёрных рогах блеснули золотые кольца — явное свидетельство того, что этот крылатый — не какое-нибудь там неразумное животное!
Совершив неописуемый пируэт, местный развернулся на стволе и быстро побежал вверх.
— Эй! Стой! Подожди! — Лэсси отчаянно рванулась следом. Её тонкие пальчики с коготками, всего лишь охватывающими верхнюю часть пальца, не годились для того, чтобы держаться на коре вековых деревьев. Она царапалась, дёргалась, но даже с помощью крыльев не смогла залезть на ствол.
Между тем коричневый беззвучно обежал дерево и скрылся на другой его стороне. Лэсси бросилась вдогонку по земле. Выбравшись из зарослей, она только распугала каких-то птиц. Другого дракона нигде не было видно.
— О нет… только не это!
Драконочка бросилась искать, золотой искрой мечась между кустарниками разных видов и степени зелёности. Обежала всё пространство вокруг, постоянно оглядываясь наверх. Охотника нигде не было.
— Где ты? — слёзно завопила золотистая. — Прошу, откликнись! Пожалуйста, не уходи! Я так одинока в этом безумном ми… Ой!..
Бесшумный бледно-коричневый дракон сидел на моховой кочке, почти сливаясь с растительностью и корой следующего дерева. Добычу он положил к своим лапам и теперь внимательно разглядывал гостью.
Лэсси не нашла ничего более умного, как просто лечь пластом. Она так поволновалась, что не могла больше ничего делать. Нужно было успокоить колотящееся сердце, а как это сделать иначе, чем глядя на другого дракона?
«Только бы ты не убежал…» — подумала драконочка.
Но коричневый, похоже, передумал убегать. Приближаться он тоже не хотел и смотрел на неё с неизменного расстояния.
— Ты меня понимаешь? — спросила Лэсси, поднимаясь обратно на лапы. — Я — Лэсси. А как тебя зовут? Ты самец или самка?
Красавцем коричневый не был. Несколько неказист, а бледная, невыразительная шерсть не прибавляла шарма. Но всё равно, живой и настоящий дракон лучше, чем его отсутствие.
— Я не хочу тебя напугать, так что, наверное, мне не стоит к тебе приближаться, да?
В ответ было молчание. Местный внимательно разглядывал гостью, её двойные рога, блестящую шкуру и гриву, ярко выкрашенную в синий.
— Я слишком заметная, да? — виновато спросила Лэсси. — Что же ты молчишь? Ни один дракон не молчит, когда к нему обращаются. Хотя бы уркни в ответ…
И драконочка подала пример, вопросительно уркнув. Но и это не расшевелило лесного жителя. Тогда Лэсси рискнула подойти на шажок ближе… Настороженность только усилилась. Всё так же молча дракон напрягся, медленно пригнулся поближе к лежащей добыче. Лэсси поняла, что он сейчас снова сбежит.
— Пожалуйста, не уходи. Я не причиню тебе вреда…
Коричневый всё же взял добычу в зубы. Лэсси грустно отступила.
— Почему же ты смотришь на меня так мрачно, молчун? Неужели ты не рад встретить сородича? А я вот знаешь как рада… Ты первый, кого я встретила после того, как очнулась. Мне так тоскливо одной. Веришь? Ну посмотри, я же уже и не такая нарядная, как была. Чешуя потускнела и грива истончилась. Когда не с кем разделить радость, то и сама радость как-то быстро улетучивается. Можно я хотя бы буду приходить к тебе сюда? Просто иногда тебя видеть. Я понимаю, что ты охотишься, и всё такое… я и сама должна охотиться, я уже привыкла. Но хотя бы иногда?
Дракон выслушал всё это терпеливо и вроде бы больше не напрягался. Его жёлтые глаза тщательно изучали всю Лэсси от носа до кончика погремушки. Но потом он внезапно сорвался с места и с лёгким шорохом исчез из виду. Только зелёные кипы вокруг заволновались от такого молниеносного броска.
— Всё-таки ты ушёл…
Лэсси опустила уши.
Вечерело, нужно было отправляться в своё логово, пока ночные хищники не вышли на охоту. Дракона пообещала себе, что обязательно вернётся сюда.

Тот поучительный день Лэсси запомнила надолго. Оказалось, что рыжие летуны — не только не драконы, но ещё и смертельно опасные «не драконы». В гигантском лесу было много простору для вертикального перемещения, и эти хищники сновали в просветах деревьев, отлавливая всё, что плохо летает. Если бы она не увидела, как коричневый пикирует на них из кроны дерева, она даже не предполагала бы, что этих жестоких тварей можно как-то убить.
В их рацион входили все, кому не повезло оказаться в зоне их внимания. Заострённые челюсти, напоминающие клюв, и здоровенные когти на крыльях — этими инструментами очень легко прорвать перепонку… ну а съесть упавшего на землю и разбившегося дракона — задача простая.
Выяснив это, Лэсси возненавидела их лютой ненавистью. Конечно, глупо было думать, что исчезновение всех остальных драконов объясняется вот так вот просто… но…
…но ведь они все куда-то делись?
Премудрости лесной жизни всё ещё были для Лэсси загадкой. Пытаясь разгадать, как так вышло, что она осталась одна-одинёшенька, драконочка исследовала окрестности и пыталась заметить хоть какие-то следы разумной жизни. Но прошёл месяц, прошло два, в предгорья пришла холодная бесснежная зима, а единственным драконом в округе так и осталась бледно-коричневая соседка.
То, что это самка, Лэсси решила по запаховым меткам. Может, конечно, это была ошибка, но и морда была вполне себе самочья, и бёдра… Соседка охотилась на своей территории в одиночку, не очень любила, когда Лэсси захаживала к ней, но терпела. В конце концов, Лэсси стала приносить ей подарки, чтобы показать своё расположение. Молчунья поначалу относилась насторожено, а потом стала соглашаться на них.
— Смотри, каких вкусных птенчиков я тебе принесла! — радостно верещала Лэсси, а Молчунья осторожно разворачивала недоразвитые крылья птиц и показывала их ядовитые когти.
— А это дерево полое внутри? — спрашивала Лэсси, залезая в ствол. И Молчунья со своей невыразительной мимикой вытаскивала драконочку за хвост.
— А вот эти насекомые…. Ай! — Не успевала Лэсси влезть в очередную неприятность, как Молчунья вмешивалась и исправляла дело.
— Если бы ты знала, как я тебе благодарна! — нежно говорила золотистая дракона своей шерстистой соседке. — Как жаль, что ты не можешь говорить. Мы бы, наверное, целыми днями только и делали, что болтали, о том, о сём…
Но Молчунья всё равно держала дистанцию и не позволяла Лэсси проникнуть внутрь своего личного мира.

В один из холодных, туманных дней, Лэсси осталась без добычи и, чтобы как-то унять раздражение, прилетела на своё любимое место у подножия гигантских деревьев. Здесь они встретились впервые, и здесь можно было ждать, что Молчунья спустится, как найдёт свободное время.
— Что мы знаем об окружающем нас мире? — спросила Лэсси саму себя, чертя пальцем по холодной земле. — Вот предгорья, вот горы, вот моё логово. Вот лес, вот ещё лес и ещё лес за большой рекой. Тут у нас вкусные ягоды, тут питательные черви, а тут… фу, какая гадость эти черви, но ладно… а тут…
Лапа замерла.
— Может, я зря ищу? — проурчала драконочка едва слышно. — Их всех просто съели острокрылы… А я, как самая маленькая и глупая, осталась жива, потому что ни один острокрыл не захотел мной питаться… А Молчунья… Молчунья, ты просто небесный ангел. Или я сама давно умерла, а это — посмертье?
Оказалось, что Лэсси обращалась к бледно-коричневой драконе не просто так. Она аж вздрогнула, когда бесшумная Молчунья подошла сзади и посмотрела в рисунок.
— Ой, как я рада! — Золотистая подскочила и на ходу позволила себе излишние нежности: ткнулась гладким лбом под подбородок Молчунье и заурчала. И даже не заметила этого, продолжив стрекотать: — Смотри, я нарисовала карту. Вот — логово Лэсси. Ты же знаешь, где я прячусь? Ну тебе-то можно знать, ты не острокрыл и не рогатый змей. А вот речка. А вот твои деревья. Как бы я хотела посмотреть на твоё логово, оно ведь наверняка в ветвях, да? А вот большая река, и за ней ещё… Ой, что ты делаешь?
Молчунья заступила часть рисунка своей когтистой пятипалой лапой и сердито, с рычанием, затёрла.
— Что это значит? — удивилась Лэсси, глядя, как её соседка проявляет явную недоброжелательность в отношении того, что было нарисовано за рекой. — Там что-то плохое?
Меховая дракона однозначно фыркнула ноздрями. Этот звук нельзя было не узнать. Предупреждение. Чешуйчатая задумчиво шевельнула хвостом, и охвостье-погремушка сухо затрещало.
— Что там такое? — спросила Лэсси.
Но Молчунья, как всегда, промолчала.
— Жаль, что ты не можешь мне рассказать. Это ведь очень важно. Я должна туда слетать…
— Фр! — повторила Молчунья ноздрями.
— Я знаю, это за границей моей территории и за границей твоей, но… Вдруг там станет ясно, куда делись все остальные драконы? Ведь что-то же случилось!
Соседка отвела голову в сторону, поглядела на южный край гигантского леса и снова растопырила свои большие «уши»-гребни. В её движениях ясно читалась настороженность и сомнение в том, что предположила Лэсси.
— Я не прошу тебя следовать за мной и подвергать себя опасности, — сказала золотистая дракона, набираясь решимости. — Я слетаю одна и посмотрю, что там, а потом просто расскажу тебе… аай… что ты?
Молчунья схватила левое запястье Лэсси свободным крыльевым пальцем и подняла. Чешуйчатая поёжилась от противного ощущения в коже. Пару недель назад Лэсси влетела в логово ежей, и если бы не бдительная коричневая дракона, одной иголкой под чешую дело бы не обошлось.
— Ну ладно, ладно, ты права, я ещё слишком наивная и несведущая… — вздохнула драконочка. — Но для меня это очень важно. И я в любом случае сделаю это.
Молчунья не одобрила, но больше в открытую не возражала.
Поэтому на следующий день, после удачной охоты и непродолжительного дневного сна, Лэсси отправилась на юг, за большую реку. Полёт был ровным, хотя туман у земли ухудшал видимость. Мерно взмахивая крыльями и не забывая поглядывать вверх и по сторонам, золотистая драконочка двигалась к краю известных ей земель. Вскоре перелески закончились, и она увидела, как маленькая речка впадает в большую реку, грохочущую по камням, пенистую. Переходить такую вброд было бы очень проблематично. За рекой местность приобретала несколько иной вид — густые игольчатые деревья сначала по одному, затем группками вытесняли мягколиственные, а потом и вовсе пошли сомкнутыми рядами. Дракону тут негде было бы сесть. Но Лэсси ещё не устала и рассчитывала сделать дугу над лесом, чтобы, если вдруг силы станут кончаться, успеть вернуться туда, где можно отдохнуть.
Тяжёлый бор тянулся во все стороны, закрывая обзор. Под деревьями клубился густой туман — куда более густой, чем в лесу Молчуньи.
— Туман — это, конечно, нехорошо, — сказала Лэсси самой себе. — Но это не страшно. Не настолько страшно, чтобы зачёркивать карту. Я ведь права?
Ответить было некому. Поэтому драконочка только продолжила полёт, вглядываясь в то, что открывается под нею.
Наконец, показался холм, слишком каменистый, чтобы на нём могли расти эти разлапистые деревья. Лэсси не преминула воспользоваться возможностью и аккуратно легла на тормозящий вираж вокруг холма. Холм как холм, никаких опасностей. Ни ползучих лиан, ни ядовитых кустов, ни ежей. Раскрыв крылья парашютом, драконочка приняла почти вертикальное положение и постаралась как можно больше загасить свою скорость. Воздух промял в траве большую вмятину, но Лэсси уже села на все четыре лапы и принялась озираться.
— Кажется, и тут я не найду никаких зацепок, — сказала она себе… и вдруг поняла, что не знает, каких зацепок ей так не хватает.
Почему-то она была уверена, что все драконы погибли, а она — единственная на свете. Странная уверенность. Нигде не было и намёка на войну или мор, природа радовала своей девственной жизнью, хоть местами и кусучей… И ведь она встретила Молчунью, а та — живая, из плоти и крови.
Но где же все остальные?
На всякий случай Лэсси включила все свои сенсоры. Вертела ушами, стараясь различить подозрительные звуки, вглядывалась вдаль, жадно пила холодный влажный воздух, пытаясь понять каждый, даже самый слабый запах в нём. Шишки? Мокрый мох? Мокрые иглы деревьев? Помёт земляных мышей? Всё это не таило в себе никакой опасности.
Драконочка даже прошлась по холму, чтобы оглядеть местность во все стороны. Дальше на юг начиналась холмистая равнина. Приземлиться без травм можно было бы ещё вон там и вон там, а вдали между деревьями виднелся решительный пробел — возможно, другая река.
— Наверное, я взяла слишком с запада, а к востоку найдётся что-нибудь более ценное, — произнесла Лэсси, надеясь себя убедить. — Ничего, завтра вернусь, если только с утра хорошенько поохочусь.
Она спружинилась, оттолкнулась задними лапами от склона холма и полетела обратно.
Но на следующий день охота снова не задалась. Опять, переполненная раздражением и подступающим голодом, Лэсси прилетела на условное место и принялась чертить карту на земле. Теперь она могла дополнить южный кусок карты далеко простирающейся тайгой. Молчуньи долго не было — видимо, та ещё сама не вернулась с охоты. Поэтому карта довольно долго оставалась целой…
— Эй, что ты делаешь? — обиделась золотистая. — Я же так старалась… а ты затёрла как раз то место, которое я только что вспомнила…
— Гррр! — очень эмоционально сказала Молчунья.
— Я знаю, тебе не нравится, что я летала туда. Но я не нашла там ровным счётом ничего страшного.
— Гррр!
Первый раз за всё их знакомство Лэсси позволила себе фыркнуть в адрес подруги. Потому что испытала давно забытое чувство обиды. Настоящее.
— Ты не веришь, что я могу постоять за себя? Думаешь, у меня нет своей головы на плечах? Ну и что, что я залезла в тот полый ствол? Я не ждала там подвоха. А теперь я хотя бы примерно знаю, чего ожидать. И я _готова_ к проблемам.
Брюхо Лэсси предательски выдало, насколько она готова. От неожиданности драконочка даже поджала хвост — такое урчание вообще опасно, если его услышат не те уши…
Молчунья снова фыркнула, проявляя необычайную многословность, и покинула драконочку. Прошла минута, другая. У корней гигантского дерева не было никаких драконьих звуков. Хозяйка территории удалилась на большое расстояние.
— Ну и ладно, — сказала Лэсси, пытаясь задавить нарастающую панику. — Посижу одна. Всего лишь, как обычно, одна-одинёшенька, как последний дракон, оставшийся в живых на этом свете…
Брюхо снова заурчало, и золотистая жалко свернулась в калачик на холодной земле. Она даже не думала, что прикроет глаза хоть на минуту, находясь где-то вне логова. Но едва крыло укрыло её сверху, а хвостовая погремушка привычно оказалась за ухом, как Лэсси провалилась в забытьё.
Ей снилось хлопание десятков крыльев, переступание десятков лап по ровной поверхности. Десятки хвостов рассекали воздух рядом с её мордой, пока другие драконы проходили мимо.
Но все они шли мимо. Никто не задержался рядом с единственной выжившей…
Лэсси вдруг ощутила запах горячей рыбы. Она сразу вскочила, не зная, как трактовать такую перемену обстановки, и не сразу поняла, что Молчунья снова стоит рядом с ней, а в её крыле зажата рыбина, поджаренная до румяной корочки.
Ещё не отойдя ото сна, золотистая драконочка с удивлением смотрела, как подруга укладывает еду перед её носом.
— Это мне? Вот спасибо! Как ты её поджарила? Ах да, у тебя же есть встроенный огнемёт…
Как бы в подтверждение, Молчунья разинула пасть, и из основания челюстей вырвались под напором две воздушных струи, превратившиеся в подпрыгнувший язык пламени.
— Наверное, это тяжело, обладать таким огнемётом, — болтала Лэсси, успевая уплетать рыбу. — Ты поэтому всегда молчишь?
Коричневая дракона, понятное дело, не ответила.
Пообедав таким образом, Лэсси снова решилась слетать на юг. Но теперь это пришлось бы делать на глазах у Молчуньи, поэтому вначале надо было её убедить. Та убеждаться не хотела, продолжая подавать знаки опасности. Наконец, драконочка уже просто сорвалась с места и отправилась на юг, полагая, что Молчунья не станет её останавливать — в небе это было бы смертельно. Чернорогая и не стала. Она снова сердито фыркнула, отбросила чёлку в сторону и взлетела вслед за Лэсси.
«Как хорошо! Мы летим вместе!» — подумала драконочка и гордо вскинула голову прямо в полёте.
В этот раз она решила сделать остановку, прежде чем влетать в южные земли. А то вдруг опять негде будет приземлиться? Но опасения были напрасны, к востоку непроглядные деревья разделились на группки, между которыми оставалось достаточно места для посадки. Большие поляны заманивали своими ягодными кустами, заметными даже через редкий туман.
И опять Лэсси не видела ничего страшного. Острокрылов в небе не наблюдалось, хотя, наверное, при таких-то низких деревьях им появляться тут незачем. И всё же Молчунья летела, настороженно оглядываясь во все стороны.
Наконец, появилось что-то, что могло привлечь внимание. Эта штука решительно выбивалась из всего пейзажа. Странная, демоническая скала яйцевидной формы росла из земли в ореоле покорёженных деревьев. На гладкой поверхности скалы не было даже мха, а сероватый цвет слишком хорошо отражал бледное небо, чтобы внушать что-нибудь приятное.
Завидев такую штуку, Лэсси немедленно села на землю и принялась принюхиваться и прислушиваться. Тревога Молчуньи возросла ещё больше.
— Это оно? Почему оно выглядит так, как будто всё время смочено водой? Что это вообще? Это чьё-то яйцо? А что с деревьями вокруг?
Дракона встопорщила коричневую гриву по всему хребту и потянула свою чешуйчатую подругу за хвост. Ясный намёк на то, что надо возвращаться. Но любопытство пересиливало Лэсси. Она ничего не знала об этой штуке, не чувствовала ничего тревожного… ну, кроме малоприятного запаха… и хотела разглядеть её получше.
— Рррааурк! — внезапно выдала Молчунья. Это рявкание также было понятно безо всяких слов. Немедленный отход, разворот, полёт обратно…
Пожалуй, если бы могла, она взяла бы Лэсси в лапы и унесла на своих крыльях. Но обе драконы были примерно одинаковы по размеру, так что этот фокус провернуть было нельзя. Поэтому Молчунья, как только могла, подстёгивала подругу, и в конце концов страх остаться в одиночестве пересилил. Лэсси с небольшого разбега взлетела, громко хлопая крыльями и, то и дело оглядываясь на скалу, полетела за Молчуньей.
— Но что тут такого страшного? Эта штука спит? Ты боишься, что она проснётся или вылупится, пока мы рядом?
К удивлению Лэсси, тревога крылатой не унялась даже тогда, когда скала вышла из зоны видимости. Они отлетели уже очень далеко, а Молчунья только сильней напрягалась, внимательней хватая воздух крыльями, готовая к любому неожиданному повороту.
— Я не понимаю… — пожаловалась Лэсси в полный голос, но мохнатая вдруг коротко рявкнула, призывая к молчанию.
И тут же сменила направление полёта, по какой-то хитрой дуге уходя от очередной группки деревьев. Воздух над деревьями вдруг воспламенился, и золотистая драконочка потеряла контроль над ветром. Пока она подхватывала потоки обоими крыльями, она сильно потеряла в высоте, и верхушки деревьев были уже близко.
И тогда она увидела настоящую угрозу из этих земель.
Яростного красного дракона.
Отчаянно хлопая крыльями, чтобы не влететь в ствол, Лэсси увернулась от одного дерева, от другого и кувырком, едва не сломав себе что-нибудь, скатилась по земле в овраг. Вокруг затрепыхались молочные языки тумана. Где-то в небе раздался громогласный рёв — и снова звук пламени. По хлопкам крыльев драконочка рассудила, что этот красный взлетел и пытался набрать большую скорость. Видимо, решил догнать Молчунью.
«Как?! За что?!»
Лэсси боялась даже пикнуть, надеясь, что туман достаточно хорошо прячет её яркую шкурку. Всё это совершенно не укладывалось в голове. Молчунья летала тихо, но красный то и дело отмечал своё присутствие рёвом.
Дурацкая мысль выйти и спросить, почему он разгневан, была отброшена сразу. Лэсси не считала себя глупой. Похоже, что Молчунью не заботили высокие материи, и агрессивный хищник — вот это и была, по её мнению, большая опасность. Если вспомнить западную часть заречья, то там даже и приземлиться негде толком. Местные должны знать это, а залётная Лэсси вполне могла попасться в ловушку — и висела бы потом на ветвях, обессиленная, израненная, с порванными крыльями.
«Ай-яй-яй, как нехорошо! — Драконочка спешно искала выход. — Надо вернуться на север, хотя бы реку перелететь, а там я уже найду где спрятаться».
Но полёт среди бела дня для такого заметного существа, как она? Красный выглядел внушительно, мускулисто и очень злобно. Ему хватит сил, чтобы догнать её. Может, это он — хозяин этих земель?
Судя по звукам, драконы возвращались. Молчунья, вопреки своим привычкам, отрывисто каркала что-то недоброе, как будто оскорбляя преследователя. Тот огрызался в ответ, и Лэсси могла понять, где он находится. Звуки смещались к югу. Судя по тону, Молчунья ничуть не устала и специально уводила красного подальше от туманного укрытия.
Наконец, когда они удалились на порядочное расстояние, Лэсси вскочила и что есть сил рванула на север.
Внимания на неё не обратили…

Потом Лэсси долго лежала на спине в своём логове, глядя в земляной свод.
Она нашла сородичей. Живых, настоящих. Только почему-то совсем не таких, как в её мечтах. Драконы настолько отличались друг от друга, что найти общий язык казалось невозможным. И оказалось, что страшнейшей угрозой для дракона является… другой дракон.
Но Лэсси не хотела с этим мириться.

Рюкайран: Начало: 1 комментарий

  1. Приветствую, Алистер! Прочел рассказ. Поздравляю, очень интересно, легко и живо написано, характеры показаны выпуклые и яркие, герои быстро располагают к себе. Здорово! Мне весьма понравилось.
    Из недостатков отмечу, пожалуй, острую недостачу визуальных описаний и мелких деталей — как всегда, ты не отдаешь себе отчета, что горящие перед тобой картины — видны лишь тебе, и читателям их надо хоть как-то объяснять. В результате, я основательно запутался в сценке с первым появлением «острокрыла» и до сих пор не уверен, кто куда полетел и как выглядят «похожие на дракона но совсем не драконы». 🙂 Впрочем, это мелочь.

    А вот что не мелочь, так это стойкое ощущение, будто я совсем недавно прочел целую книгу в таком же стиле, с похожими героями и миром. И это действительно так — недавно мне посоветовали замечательный роман «Лунный зверь», который до того похож по содержанию и стилю на твой рассказ, что его будто бы писала ты сама. Уверен, если прочтешь эту книгу — получишь МОРЕ удовольствия и кучу новых идей. Роман можно скачать тут: http://knigosite.org/library/books/33428

    Удели немного времени, почитай. Обещаю — не пожалеешь.
    Твой верный Дракоша 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *