«Аватар» и дракон

На экраны вышел фильм «Аватар». Его хвалили, его ругали; резонанс он вызвал внушительный. Кассовые сборы аналогичные.

Я не возьмусь судить о том, что такое «Аватар» для человечества. Об этом скажут и без меня. Я скажу о том, что такое «Аватар» для одного отдельно взятого дракона. Заранее надо оговориться, что в кино я особо не ходок и человеческую культуру потребляю очень дозированно. В частности, с кинематографом знакома очень плохо и желания познакомиться нет. С телевидением — тем более (у меня нет телевизора, и это счастье…).

СМИ передают: тысячи людей, посмотрев «Аватар», впадают в депрессию, потому что не могут переселиться на Пандору. Манящую, сладкую, свободную. Где можно бегать, размахивая весёлыми синими хвостиками, летать на икранах на охоту, жить среди красотищи, кушать вкуснотищу и прочие райские радости. Там «настоящая любовь», «настоящая жизнь» в противовес той жизни, которую ведут люди здесь, на Земле. Тут им кажется всё скучным и серым. Потому и тянет так на сказочную Пандору реализовать желания. Эскапизм…

Драконы же, казалось бы, вообще эскаписты с самого начала. Мол, убегают от суровой действительности в мир грёз, где они — большие, крылатые и красивые. Однако большинство драконов восприняло «Аватар» как красивую сказку. Кого-то она впечатлила больше, кого-то меньше. Кто-то оценил спецэффекты, при этом показав банальность сюжета. Но ни один не захотел «туда».

Меня он впечатлил (и продолжает впечатлять) в первую очередь своей реалистичностью. Я первый раз вижу фантастический видеоряд, который бы настолько походил на действительность. А ведь мне есть с чем сравнивать — рядом с Памятью о прошлом в драконьем теле меркнут даже самые качественные модельки драконов, даже Сапфира из «Эрагона» кажется нелепой куклой. «Аватар» же не померк. Трёхмерные икраны почти вплотную приблизились к реалистичности Памяти, хотя всё равно чего-то малого, но важного, в их визуальном воплощении не хватает. Какой-то искорки жизни.

Соответственно, больше всего мне в фильме понравились краткие минуты, показывающие полёт икранов. Да, икраны мало похожи на меня и моих сородичей, но в одно мгновение я вдруг представила, что это мы, что я вдруг наяву вижу то, до чего не могу коснуться… очень тепло стало в груди.

Мы скорее беглецы не от мира к драконам, а от драконов — к миру. Ведь чтобы быть драконом, надо иметь всё на своих местах, надо утолять все потребности, а это невозможно. Вот и приходится глушить тоску тем, что есть под рукой — планерами, фитнесом, фотошопом, исследованиями, развитием тела и духа… Творить — в попытке обрести утраченное здесь. Получить результат и творить снова, ещё лучше, ещё правильнее… Продолжать искать путь к себе.

Я восприняла «Аватар» как правдивый рассказ о некоем другом биологическом виде. Не драматично? Ну так далеко не всегда в нормальной жизни случаются события, пересказ которых захватывает. И это нормально. В «Аватаре» описаны простые обыденные вещи. Простой обыденный народ занимается своими делами среди своей природы. Природа любопытна, да. Но это нормальная другая природа. Ни в коем случае не рай. За кадром остались ошибки, провалы, раздоры, неустройство и так далее. Но ведь и была рассказана всего одна-единственная история. При рассказе акцентируются на существенном.

К сожалению, «Аватар» показал, помимо весьма реалистичной картинки, также ещё и весьма реалистичное отношение людей ко всему, что отличается от них… И это удручает. Начавшись на экране, оно перешло в кинозал. На’ви для людей — не более чем смешные зверушки, которые забавно шипят и двигают ушами. Можно потоптать их мегатрактором для профилактики. Можно в кинозале поржать над их мимикой и движениями. Можно в сети выложить юморной комикс про них, издеваясь над их нечеловечностью. Всё можно. Не люди же. И точно так же, будь на месте на’ви драконы ли, звери ли или вообще кто-то малознакомый.

Впрочем, из кинотеатра я вышла с восхитительно чётким восприятием реального мира. Он, зимне-серый, намного многограннее яркого мира Пандоры. А мы, азеркины-драконы, действительно существуем, мы такие же реальные, как всё вокруг. Мы не на’ви, которые остались за потухшим экраном. Нам жить здесь, это трудно и правильно.

Но люди не поймут.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *