Предположительно 2008 год

Где?! Ты убит! Ты зарыт! Ты теперь только пыль!
Мост громадный горит, и морозная стыль
Над нагорьем царит,
Вьётся вьюгой она.
Сердце мне говорит:
Я осталась одна.

Нет ни крыльев твоих, ни огня чешуи!
Я забыла своих, и забыли свои.
Над нагорьем пустым
Только холод и мрак.
Даже жить не хочу.
Без тебя жить — никак.

…для кого-то же гибель дракона — пустяк…

Сосна и тополь

31 мая 2011 года

Сосну и тополя спиной к спине
Взрастили предуральские холмы.
Они могли быть счастливы вполне.
По крайней мере, так считали мы.

Сосна зарделась огненным и красным,
А тополь молодой был и зелёный,
Как девушка, которая напрасно
Свою мечту лелеяла влюблённо.

А смуглая сосна была свободна,
Как гордый парень с одиноким веком,
И так росли они единородно,
Спина к спине, шумя холмам и рекам.

Но не могли они поворотиться,
Сплестись ветвями. Их любовь немая
Неволит — ни сойтись им, ни проститься.
И лишь друг друга в бурю прикрывают.

Устало сердце, хочется развязки.
Печаль ручьями шумно ужурчала.
Но нет пока конца у этой сказки.
И, значит, завтра — снова — всё с начала.

Таракан путешествует

21-22 апреля 2003 года

Ветер гонит тучи,
Нам с высокой кручи
Кряж весь горный виден —
Скальный караван.
Кто бы мог подумать,
что в горах такое!
Тихо в старой школе
Бегал таракан.

Бегал по столовой,
Бегал в туалете,
Исшагал шагами
В кухне стол большой.
Никого не трогал
Странник шестиногий,
Шевелил усами,
Тихий был такой.

В раковину слазил,
Смылся в унитазе,
Вылез из подвала,
Трубы изучив.
Сел на пианино,
Выглянул в окошко,
Старого учителя
Сумки не забыв.

Странствовал тихонько
По жёлтым обоям.
Но уже за шторкой
Притаился враг.
Налетел как ветер,
Все мечты разрушив,
И ботинком чёрным
Таракана… крак…

«Что наша жизнь…»

21 сентября 2009 года

В венце из Смерти, дорогой чести
Летели в небе драконы вместе.

Я пел, ты плакал. Я жил, ты умер,
Я много помнил и много думал.

На море долго с тобой сражались,
Теряясь в волнах и отражаясь.

Средь скал крутых на поединок
Тебя я вызвал, и без разминок

Рванул крылами, летя, как ветер,
Ты пал — под мощью ума столетий…

На дисках — кофе,
Отцовский свитер.
И фраза брата:
«Артём, ты читер».

В таинственном тёмном излоге

7-8 февраля 2009 года

В таинственном тёмном излоге,
Где чёрные сосны стоят
Дракон молчаливо о Боге
С подругой своей говорят.

Седеют скалистые склоны
И в градинки стынет роса.
Не снять величавой короны.
О ней никому не сказать.

В глазах, что бездонней колодцев,
Навеки застыла луна.
— Любимый, ты помнишь праотцев?
— Уж правнуков бьёт седина.

Искрящееся утро

25 ноября 2008 года

Пой, соловей мой, пой,
Солнце по окнам встаёт.
И на блестящем полотнище дома,
Чьи слюдяные прожилки знакомы,
Нарисовал узор лёд.

Пой, мой соловушка, пой!
Голос звенит над рекой.
В паре морозном рычит, но не грозно,
Точно баюкая девочку, звёздный
Гость. Длиннокрылый. Родной.

Один на один с судьбой

Осень 2005 года

Один на один с судьбой.
Я буду всегда собой.
Я буду вперёд идти.
Ничто не собьёт с пути.

Никто не уйдёт живым.
Где враг был, остался дым.
Где бой был – цветёт полынь.
Один на один. Аминь.

Над пьяной от крови землёй

10 мая 2007 года

Над пьяной от крови землёй
Не властны ни космос, ни бог.
Поля зарастут коноплёй,
Не будет путей и дорог.

В твирине утонут дома,
И время замедлит свой бег…
Тогда и поймёшь ты, шабнак,
Что больше уж — не человек.

Начало «Тургора»

2 июня 2008 года

Ржавая лестница. Выше, выше!
Вверх по безумным спиралям.
Здесь, где последний на ладан дышит,
Прежде не краски играли ль?

Запах внутри: керосина с сиропом.
Шёпот о силе и славе.
Здесь не сады, а сухие окопы
Только на радость безглавым.

Нет человека в пустынной стране
Этой, чтобы слегка потрудиться –
В тусклой скорлупке железной броне
Солнышко может родиться.

Ангелы

8 мая 2006 года

Вы масло мятное лакали,
Как дети, с жизнями играли
И это вы на склоне дней
Всемирья кажетесь важней.

Никто не спорит, может, верно,
Крылами взмахивая мерно
И сыпля перьями кругом,
Вы славите всеотчий дом.

Но здесь земные воплощенья
Уже забыли древний рай
И вместо ангельского пенья
Им пиво с чипсами давай.